Женщины и масонство

Женщина, которая не боится темноты и смерти, достойна и будет посвящённой.

Вольфганг Амадей Моцарт
«Волшебная флейта»

Уже больше ста лет масонское посвящение открыто для женщин, и они вступают в масонские ложи наравне с мужчинами. Но при этом вопрос, могут ли женщины быть масонами, до сих пор время от времени поднимается и горячо обсуждается в разных кругах.

Традиционное спекулятивное масонство XVIII века действительно было доступно только мужчинам. Однако, в настоящее время во всем мире и в частности в России работает масса масонских послушаний, которые принимают в свои ряды женщин.

Прослеживая историю королевского искусства начиная со средневековых гильдий вольных каменщиков, можно увидеть, что вход женщинам в масонство был закрыт лишь в XVIII веке, да и то ненадолго.

Женщины в средневековых гильдиях ремесленников
1 (оригинал на латыни и перевод на английский см. Ars Quatuor Coronatorum (AQC), Vol. XLII, 1931, стр. 64/67)

Вопреки расхожему мнению о том, что оперативными каменщиками были только мужчины, существуют документальные свидетельства о членстве женщин в средневековых каменщических гильдиях.

Несколько примеров.

1389 год. В сертификате, выданном одной из гильдий каменщиков города Линкольн, явным образом говорится о членах гильдии обоего пола — «братья и сестры».

В документе 1449 года, озаглавленном как «Постановления о ремеслах» («Ordinances of Crafts») г.Норвича, говорится об учениках каменщиков и в мужском, и в женском роде: «And euery other broder or sister of eny gilde…» («И любой другой брат или сестра любой гильдии…») «And that he or she be of fre berthe» («И что он или она должны быть свободны»)

В более позднем манускрипте Йорка #4 1693 года описывается принесение клятвы при посвящении, и также используются как мужской, так и женский род (хотя кое-кто и предпочитает считать это опечаткой): “The one of the elders takeing the Booke and that hee or shee that is to be made mason shall lay their hands thereon, and the charge shall be given.”

Есть упоминания о женщинах в оперативном масонстве и в XVIII веке. К примеру, запись о некой Мэри Банистер, дочери цирюльника из города Баркинг, которая в 1714 году была назначена учеником-масоном на 7-летний срок после уплаты 5 шиллингов.

Женщины в спекулятивном масонстве XVIII века
1 Элизабет Олдворт

Нужно отметить, что на момент возникновения масонства в том виде, к которому мы привыкли, говорить о женском равноправии не приходилось. Женщины в обществе полностью зависели от мужчин — отцов или супругов, чаще всего не получали образования и, строго говоря, не могли считаться свободными.

Однако даже в те времена были исключения. Самой известной женщиной, получившей масонское посвящение, была Элизабет Олдворт (в девичестве Сэнт Леджер), посвященная в спекулятивной ложе в 1712 году.

И только в двадцатых годах XVIII века, формулируя постулаты спекулятивного масонства в своих знаменитых Конституциях, преподобный Джеймс Андерсон (действуя, впрочем, от лица свежепровозглашенной Великой Ложи Лондона и Вестминстера) официально запретил женщинам вступать в масонские ложи.

Ложи адопции и Орден Восточной Звезды
1 Клодина-Тереза Виллермоз Провансаль

В течение некоторого времени, пока в обществе преобладали патриархальные отношения, спекулятивное масонство оставалось прерогативой свободных мужчин доброго нрава, преимущественно дворянского происхождения и христианского вероисповедания. Их жены, матери, сестры и дочери к посвящению не допускались, однако при некоторых мужских ложах создавались так называемые ложи адопции, работавшие по специально разработанным для них ритуалам (не масонским).

Позже стали появляться парамасонские организации — не только для женщин, но и для детей масонов. Например, Орден Мопса или существующий по сей день Орден Восточной Звезды.

Во второй половине VIII века Жан-Батист Виллермоз посвятил в Орден избранных коэнов свою сестру Клодину-Терезу, известную как мадам Провансаль, глубоко интересовавшуюся мистикой и ставшую впоследствии доверенным лицом Виллермоза. По этому поводу церемония была адаптирована для женщин, и впоследствии в Ордене избранных коэнов была учреждена женская ложа.

В 1778 году в Бостоне, США усилиями Ханны Мэтер Крокер, эссеистки и защитницы прав женщин, чей супруг был масоном, была учреждена предназначенная специально для женщин «ложа Святой Анны» в Бостоне, основанная на тех же принципах, что и мужские масонские ложи.

Отдельно следует отметить ложу La Loge de Juste, которая была основана в Гааге в 1751. В отличие от адопционных лож La Loge de Juste работала не по отдельным ритуалам, а приняла принцип гендерного равенства как основополагающий и адаптировала масонские ритуалы таким образом, чтобы «ее члены и мужского, и женского пола могли выражать равенство, братство и обоюдное стремление к добродетели и мудрости».

Мария Дерэм и Орден LE DROIT HUMAIN («Право Человека»)
1 Мария Дерэм

Все изменилось во второй половине XIX века, когда вместе с научным и техническим прогрессом произошли и значительные изменения в обществе, воплощающие идеи социального равенства для всех, включая женщин.

Особенно активно развивались общественные движения во Франции усилиями либеральной республиканской буржуазии. Увеличивалось количество феминистических обществ, в которых состояли не только женщины, но и прогрессивно мыслившие мужчины, политики и франкмасоны. Одной из активных деятелей этого движения была феминистка, писательница, журналистка Мария Дерэм, учредившая в 1866 году Общество защиты прав женщин.

Вопрос обретения женщинами всей совокупности прав наравне с мужчинами поднимали не только общественные организации, но и масонские ложи, поскольку равенство — одна из основополагающих масонских ценностей. Эту идею продвигал и Великий Восток Франции, который в 1868 году в ответ на антимасонские и антифеминистические атаки принял решение провести несколько конференций для разъяснения обществу своей точки зрения. Первый цикл конференций было предложено провести Марии Дерэм, которая использовала эту возможность, чтобы донести до общества голос женщин.

Спустя несколько лет Жорж Мартен — врач, парижский муниципальный советник, стал одним из основателей Великой Символической Шотландской Ложи. Он поддержал братьев ложи «Вольнодумцы» на Востоке города Пек, когда они приняли решение посвятить Марию Дерэм во франкмасонство.

Церемония посвящения состоялась 14 января 1882 года. И несмотря на то, что первая реакция на посвящение Марии Дерэм была отрицательной, оно стало важнейшей поворотной точкой, и именно эта дата считается отправной в истории возникновения Ордена «Право Человека» и смешанного масонства.

Возглавив ложу «Новый Иерусалим» Великой Символической Шотландской Ложи, Жорж Мартен обратился к различным масонским послушаниям с предложением создать смешанные ложи, но после их уклончивых ответов начал действовать самостоятельно. В мае 1897 года ложа «Новый Иерусалим» разработала проект смешанных лож, и, так как Великая Символическая Шотландская Ложа не поддержала эту идею, Мария Дерэм и Жорж Мартен приняли решение учредить смешанную ложу, независимую от всех послушаний.

Первыми посвященными и учредительницами новой ложи стали 16 известных феминисток. 4 апреля 1893 года Брат и Сестры-основатели подписали хартию Великой символической шотландской смешанной ложи Франции Le Droit Humain («Право Человека»), которая была признана французским законодательством. Эта ложа стала материнской для Масонского смешанного международного ордена LE DROIT HUMAIN.

Илона Хадик-Баркочи

Совсем мало известна история графини Илоны Хадик-Баркочи (1833-1887), которая была посвящена в Венгрии в 1875 году.

Она была единственным ребенком в богатейшей семье, принадлежавшей к древнему роду Баркочи из графства Зала, и ее отец, для того, чтобы сохранить право наследования с учетом ограничений в законодательстве страны, подал иск в пользу первородства своей дочери. В результате было получено королевское разрешение, и Илона была юридически признана «сыном» (praefectio), став законной наследницей семейного имущества.

Илона оказалась способной ученицей, изучала точные и гуманитарные науки, знала несколько языков, включая латынь, стала основателем Венгерского Исторического Общества и поддерживала несколько фондов. В 1860 году она вышла замуж за графа Белу Хадика, с которым у них было пятеро сыновей и две дочери.

Интерес к масонству у Илоны был наследственным — ее родной и двоюродный дедушки оба были вольными каменщиками, от двоюродного деда ей досталась масонская библиотека, которую она изучила с большим усердием. Ее супруг не одобрял этих увлечений, и даже попытался упрятать ее в лечебницу для душевнобольных, но благодаря собственному имуществу и социальным связям ей удалось выбраться уже через неделю. Илона поддерживала дружеские контакты со многими представителями венгерского масонства, и они бывали у нее в гостях.
Таким образом, социальное положение, собственность, юридическая «маскулинизация» и личные знакомства заложили основу решения Илоны попытаться вступить в общество, закрытое для женщин — в масонство.

Ее неофициально поддерживал Ференц Пульский (1814-1897), влиятельнейший масон, известный венгерский политик, писатель, археолог, коллекционер предметов искусства, член Венгерской Академии Наук, директор Венгерского Национального Музея, посвященный в масонскую ложу во время его эмиграции в Италии, достигший 33 степени ДПШУ, активно работавший над возрождением венгерского масонства после своего возвращения домой, Великий Мастер учрежденной в 1870 году Великой Ложи Св. Иоанна, а также ставший в 1886 году первым Великим Мастером Великой Символической Ложи Венгрии (объединенных Великой Ложи Св. Иоанна и Великого Востока Венгрии).
Однако, он рекомендовал Илоне обратиться не в свое собственное послушание, а в «конкурирующий» в то время Великий Восток.

В январе 1875 года графиня подала прошение в Великий Восток Венгрии, где привела ряд обоснований: готовность принести клятву о неразглашении масонских тайн, свою «маскулинизацию», которая обеспечивала ее независимость перед законом. Она также ссылалась на историческое посвящение Элизабет Олдворт. На собеседовании Илона показала глубокие масонские знания, почерпнутые из книг. А в завершение она внесла взнос в масонскую благотворительную организацию города Кассы, продемонстрировав свою платежеспособность и достаток.
На это прошение Илона получила однозначный отказ.
Продолжились переговоры с более отдаленными мастерскими в городах Касса и Унгвар. Хотя досточтимый мастер ложи «Равенство» на Востоке Унгвара и отказался, но его заместитель — Геза Мочари — согласился и заручился поддержкой десяти мастеров.
11 ноября 1875 года состоялась инициации Илоны Хадик-Баркочи. Присутствовал на ней и Ференц Пульский, хотя и неофициально, за занавесом, отделявшим его от основного помещения, но по завершении церемонии он вошел и присоединился к гостям.
Десять мастеров проголосовали за принятие графини и провели церемонию, после чего заместитель Досточтимого Мастера заполнил документ о ее принятии. Правда, получить оригинал диплома с печатью Великого Востока он не смог и заказал печатную копию более старого бланка.
Две недели спустя на Конвенте Великого Востока делегаты от мастерской в городе Касса, также рассматривавшей прошение Илоны, обратились по этому вопросу к заместителю Великого Мастера, особенно подчеркнув ее щедрое пожертвование в их благотворительную организацию. И несмотря на очередной отказ со стороны Теодора Чаки, позже они обратились к Ференцу Пульскому, сообщив, что будут согласны на это посвящение, если он проведет церемонию лично. Пульский уклонился от ответа, зная, что инициация уже состоялась в Унгваре.
В это самое время весть о посвящении Илоны в ложе «Равенство» достигла Великого Мастера, после чего собралась специальная комиссия по расследованию. Участников церемонии опросили и выяснили все обстоятельства. В свою защиту и в защиту права графини на посвящение высказался Геза Мочари, главным его аргументом было отсутствие в конституции Великого Востока требований к полу кандидатов. Была опрошена и сама Илона Хадик-Баркочи.
В результате Геза Мочари, как главный виновник, был исключен из послушания, а два года спустя мастерская была закрыта. Что касается Илоны Хадик-Баркочи, ее посвящение было признано нерегулярным из-за отсутствия должного документального сопровождения и регистрации. Ложам было запрещено принимать ее под угрозой закрытия.
Это событие активно обсуждалось, в том числе и в масонской прессе, причем мнения разнились: одни поддерживали решение исключить графиню и считали ее посвящение нерегулярным, другие же считали незаконным именно ее исключение.
Есть мнение, что история посвящения Илоны сыграла свою роль и в последующем объединении двух послушаний Венгрии, возглавил которое втайне поддерживавший свою протеже Ференц Пульский.

Юлия Апраксина

Спустя пять лет после Илоны Хадик-Баркочи и за два года до посвящения Марии Дерэм состоялось менее нашумевшее, но не менее значимое посвящение в Мадриде, в ложе «Fradernidad Iberica» Великого Национального Востока Испании графини Юлии Апраксиной*.

(*Учитывая, что информации об этой примечательной женщине на русском языке совсем мало, мы публикуем подробную статью о ней, основанную на информации из венгерской википедии, статьи о женщинах в мадридском масонстве в период с 1869 по 1939, опубликованной в 2019 году и других исследовательских документах, в частности, обнаруженных историком масонства, кандидатом исторических наук, А.И. Серковым).

Юлия Апраксина родилась 16 октября 1830 в Вене. После развода родителей она осталась с матерью и жила в Австро-Венгрии: в Вене и в имении отчима, Иосифа Эстерхази (а по некоторым свидетельствам — не только отчима, но и биологического отца, хотя Юлия родилась еще в тот период, когда ее мать, Элен (в девичестве Елена Безобразова) была замужем за графом А.П. Апраксиным, к слову, вольным каменщиком и внуком вольного каменщика, графа К.Г. Разумовского).

Юлия получила хорошее образование, благодаря как благосклонному отношению семьи, так и собственному стремлению к обучению. Она изучала языки, философию, астрономию, а также юриспруденцию и историю, посещала лекции по анатомии. С юных лет увлекалась литературой и театральной деятельностью, писала стихи и выступала на сцене.

Первым мужем Юлии Апраксиной стал венгерский граф Артур Батиани в 1849 году. Будучи лояльными австрийскому двору во время войны за независимость Венгрии, они прожили безмятежные десять лет в Вене, где Юлия Апраксина была весьма популярна, вела светскую жизнь. Композитор Иоганн Штраус посвятил ей свою польку «Tanzi-Bari», а в 1850 году на одном из маскарадных балов она танцевала вальс с молодым императором Францем-Иосифом.
С графом Батиани в 1959 году Юлия переехала в Венгрию, где открыла литературный салон (который помимо прочих посещали композитор Ференц Лист и писатель Мор Йокаи), активно изучала венгерский язык и историю, а также различные науки, писала романы и пьесы, занималась меценатством. Отношения между супругами постепенно хладели, несмотря на пятерых совместных детей, и в 1861 году, в результате ее романа с одним из поклонников, Юлия с Артуром Батиани развелись. Ее пьесы начали ставить в театрах, роман и несколько работ публиковались в газетах, она выступала в театрах с декламацией стихов Шандора Петефи и Михая Верешмарти, однако ее театральная карьера оказалась довольно скандальной — в феврале 1863 года она впервые попробовала себя в роли актрисы (выступала под псевдонимом Julia Budai). — высокопоставленная публика презрительно отнеслась к выступлениям опальной графини, хотя рядовая публика приняла новоиспеченную актрису со смесью любопытства и энтузиазма. В 1863 году Юлия вместе с директором Народного театра Буды — Дьердем Мольнаром — отправилась в Париж, где стремилась сделать карьеру на французской сцене. Однако, оставленная любовником, она оказалась в затруднительном положении, не добившись успеха в театре. Примерно в 1867 году в русской церкви в Париже она вышла замуж за Лоренцо Рубио де Эспиносу, испанского кавалериста. При этом мать отказалась высылать ей деньги, напомнив, что первый брак Юлии считается действительным. Они жили в Париже, вращаясь в обществе аристократов. Салон Юлии снова наполнила знать. Были опубликованы новые романы, а также мемуары о трагедии венгерского народа, Юлия была членом Общества литераторов (Société des Gens de lettres). Предисловие к одной из ее книг — «Две страсти» — написал Александр Дюма-сын. В 1869 году за солидное жалование она поступила в придворные дамы к эмигрировавшей в Париж королеве Испании Изабелле. Вероятно, это произошло не без посредничества супруга, выступавшего на стороне изгнанной королевы и сражавшегося в карлистских войнах. Сама Юлия во время карлистских войн учредила и финансировала Отряд Красного Креста.
В 1876 году она перешла в Унитаристскую церковь, окончательно развелась с первым супругом и обвенчалась с Лоренцо. Но суд за семейное наследство она выиграла лишь после смерти матери. Первый муж Юлии скончался в 1893 году, и 1 февраля 1894 года Юлия и Лоренцо зарегистрировали официальный брак в Париже после церемонии католического венчания.

14 июня 1880 года в Мадриде Юлия была посвящена в вольные каменщики в ложе Fraternidad Iberica Великого Национального Востока Испании (там же состоял и ее супруг).
Надо отметить, что существуют и более ранние записи о женщинах, принятых в мужские ложи в Испании: Амалия Антигведад, под символическим именем Сезария, и Эльвира Часель, под символическим именем Марьяна Пинеда, обе обладали третьим градусом, и были исключены из ложи Comuneros de Castilla Великого Востока Испании в 1871 году. Также в этой ложе состояла Эмилия Мартин Эррерия, под символическим именем Эстер, получившая в 1892 году 18-ю степень. Записей о посвященных женщинах в разных ложах Испании порядка 50-ти, и они встречаются вплоть до 1895 года.
Тем не менее, Юлия Рубио де Эспиноса, графиня Апраксина стала первой женщиной, посвященной в Великом Национальном Востоке Испании. Она выбрала себе символическое имя Буда, а разрешение на ее посвящение выдал лично Великий Мастер послушания.
Французский масонский журнал Chaine d’Union опубликовал заметку об этом событии, тем более, что супружеская чета Рубио де Эспиноса проживали в Париже и были знакомы публике не понаслышке.
В силу политических и экономических особенностей развития страны в тот период, а также существенного религиозного влияния, борьба за права женщин в Испании не приобрела столь массовый характер, как это было во Франции. Поэтому, хотя вслед за Юлией Рубио де Эспиноса в ложу и были приняты еще несколько Сестер, но затем все же посвящение женщин было приостановлено, и в 1892 году вместо масонского посвящения для женщин Великим Национальным Востоком Испании был разработан Устав Адопции и учреждены отдельные — не масонские — ложи адопции, причем, для членства в них замужним женщинам требовалось письменное согласие супруга.

После смерти мужа в 1895 году Юлия переехала в Испанию, а о ее собственной смерти в возрасте 83 лет было объявлено в еженедельной газете 24 мая 1913 года (таким образом, дата смерти — между 16 и 24 мая 1913).

Несмотря на представляемый порой образ прожигательницы жизни, модницы и знаменитости, существуют и свидетельства о том, что она всегда воспринимала жизнь всерьез, вкладывала всю свою энергию в достижение прекрасных и достойных целей, училась, боролась, жертвовала статусом и достатком, если это было необходимо, хотя ее упорство и превосходило талант.

Женщины в масонстве в наше время

Несмотря на то, что ландмарка о масонстве только для мужчин до сих пор бытует в так называемых «регулярных» ложах, в настоящее время существует множество либеральных послушаний, открытых для женщин, которые хотят стать масонами. Это послушания, которые уже на протяжении долгих лет ведут свои работы и обеспечивают тщательную передачу Традиции своим адептам. Одни из них являются смешанными, иные допускают к посвящению только женщин (по аналогии с «традиционным» мужским масонством). Либеральные послушания, имеющие взаимное признание, время от времени совместно проводят собрания для Сестер и Братьев, а также мероприятия, открытые для широкой аудитории.
Некоторые из этих послушаний, включая Орден LE DROIT HUMAIN, представлены и в России.

Кто такая женщина-масон?

Это женщина, прошедшая масонскую инициацию и состоящая в одной или нескольких масонских ложах. Это совершеннолетняя женщина добрых нравов, свободная от предрассудков, разделяющая принципы гуманизма и вечные человеческие ценности и стремящаяся воплощать их в своей жизни.

Она может иметь любое образование и профессию или не иметь их вовсе. Она может быть любой национальности и принадлежать к любой конфессии или не принадлежать ни к одной. У нее может быть семья, домашние животные, хобби, а может не быть.

Женщина-масон точно так же, как и мужчина-масон, стремится работать над собой, исследовать свой внутренний мир, расширять области познания. Она открыта для основополагающих принципов масонства — Свободы, Равенства и Братства. Каждый месяц она встречает в своей Ложе Сестер и Братьев, и трудится вместе с ними во имя Прогресса Человечества.