Масонский Смешанный Международный Орден
LE DROIT HUMAIN
(Право Человека)
Д:.Л:. «Новый Свет» №1989 на Вост:. г. Москвы
Д:. Л:. «Аврора» №2104 на Вост:. Санкт-Петербурга
С:.Т:. «Коронованный Лев» на Вост:. г. Владимир
Т:.У:. «Золотое Кольцо» на Вост:. г. Москвы
 

Verification

  • Submit
Facebook

Лабиринт в Шартре: Почему важны священные места?

Мне кажется, что в наше время существует огромный рынок для «покупки» пути к просветлению. Все торгуют тайнами. Повторяйте эту мантру. Подержите этот кристалл. Купите немного ладана. Вотрите это масло. Скажите эти слова. Отправьтесь в этот ретрит. Однако, кое-что из этого может быть достаточно ценным. Духовные устремления являются важной частью человеческого опыта. Например, меня особенно привлекают лабиринты. Может ли лабиринт быть инструментом, ведущим к просветлению? Важны ли священные места?

Первым лабиринтом, который я прочувствовал, был лабиринт в Шартре, хотя я, к сожалению, никогда не был в Шартрском Соборе, во Франции. Но этот лабиринт настолько вдохновил меня, что я начал исследовать лабиринты в целом и шартрский лабиринт в частности.

Шартрский собор был построен тысячу лет назад, чтобы стать Школой Мистерий. Собор был не только архитектурным подвигом, но и одним из ведущих учебных центров того времени. Здание объединило дальновидные учения Платона с христианской мистикой. Прежде, чем войти в Храм, вы должны пройти весь лабиринт, от начала и до конца. Этот «вход», если желаете, является своего рода Кабинетом Размышления.

Те, кто был в этом месте, говорят, что собор дает присутствующим в нем ощущение мира и заботы. Вокруг тишина, посетители бродят наедине с собой или размышляют над чем-то высоким, наполняясь спокойствием. Атмосфера собора говорит о том, что здесь завеса между человеческим и небесным мирами тонка, а Бог очень близко. Это место представляет собой идеал сакрального пространства: сочетание божественного и материального. Влияние Шартра на людей в то время должно было быть очень значительным. Как место может быть таким возвышенным?

Сакральная геометрия.

Божественная тайна движения по лабиринту может быть отчасти связана с магическим рисунком. Один путь ведет внутрь к центру, и тот же путь ведет обратно. Лабиринт шартрского собора составлен из одиннадцати контуров, разделенных на четыре квадранта. Они окружены внешним “лунным” кольцом, которое, как считается, представляет собой лунный календарь. Квадранты создают равносторонний крест. В центре находится роза из 6 лепестков, которая является местом отдыха. Оно напоминает священный лотос, символ просветления.

В средневековые времена этот путь считался заменой паломничества в Святую Землю. Это символ странствия паломника в глубины его собственной души, в сторону ее Центра. Это путешествие должно быть двусторонним и его следует завершить в той же точке, откуда оно началось. Пилигрим не должен навсегда остаться внутри. Он уходит и возвращается. Он странствует. Он идет от нереального к реальному, от внешнего к центру, от мирского к духовному и обратно. Ведь именно это называется жизнью?

Симметрия.

В своей книге «Тайны Шартрского собора» Луи Шарпантье вспоминает свой первый опыт пребывания внутри собора. Его сразу же поразил тот факт, что внутри «все содержит в себе свою противоположность». Он пишет, что тот же баланс, который можно встретить в мистериях китайского тайцзи, присутствует и в Шартре, где «пропорции, направленность, положение и символика были созданы для того, чтобы привлечь внимание нашей психики и освежить дух».

Эта идея встречается в 14 главе Дао Дэ Цзин:

“Смотрю на него и не вижу, а поэтому называю его невидимым. Слушаю его и не слышу, поэтому называю его неслышимым. Пытаюсь схватить
его и не достигаю, поэтому называю его мельчайшим. Не надо стремиться узнать об источнике этого, потому что это едино. Его верх не освещен, его
низ не затемнен. Оно бесконечно и не может быть названо. Оно снова возвращается к небытию. И вот называют его формой без форм, образом без
существа. Поэтому называют его неясным и туманным. Встречаюсь с ним и не вижу лица его, следую за ним и не вижу спины его. Придерживаясь древнего дао, чтобы овладеть существующими вещами, можно познать древнее начало. Это называется принципом дао”.

Далее Шарпантье говорит следующее:

«Когда паломник испытывал всю чувственность собора, это происходило потому, что чувства тела воспринимали все окружающие его музыкальные и геометрические пропорции, все числа и линии, выраженные в интерьере здания».

Геометрические формы, которые находятся в лабиринте или, скажем, в масонском храме, такие как куб, треугольник, сфера, квадрат или прямоугольник, могут становиться дверьми, ведущими в различные состояния сознания. «Господь Геометрирует». Можно сказать, что священные Храмы символизируют невидимое состояние чего-то, что может быть познано.

Красота как выражение истины.

Говорят, что божественные архетипы являются не только дверями в неизвестное, но, как указал Платон, они являются самой сущностью красоты. Природа красоты не всегда может быть описана словами, и поэтому вполне возможно, что определенные символы действуют как мост между видимым и невидимым. Удовлетворяя как физические, так и метафизические потребности, священная архитектура может:

1. Представлять собой центр, фокусирующий священное на физическом плане, центр, где познаются и раскрываются тайны;

2. Помогать тем искателям, которые входят в здание и пробуждают свой разум и возвышают дух.

Чем красивее форма, тем она более соответствует духовной истине. Бакминстер Фуллер так писал об этом: «Когда я работаю над проблемой, я никогда не думаю о красоте, но когда я прихожу к решению и решение не красивое, я знаю, что оно неверное».

Мне кажется, что если человек не ценит красивые или сакральные вещи, то рано или поздно он их потеряет. Без должного почтения чувство восприятия священного со временем уменьшится и будет забыто. После этого единственной заботой человека будут его личный комфорт и эгоистичные желания.

С другой стороны, когда мы относимся к сакральным местам с почтением, они воздадут нам должное. В противоположность неверию и отчаянию, цель их существования — вечная жизнь и мир. Созерцание искусства и архитектуры, духовного и божественного, уводит нас от профанского мира повседневности.

Но неужели священные места делают нас более просветленными? Некоторые иронизировали над лабиринтами, масонскими храмами, мантрами и такими вещами, как кристаллы или ладан, на протяжении веков. В трудные времена я перепробовал их все.

via Masonic Philosophical Society.

Facebooktwitterpinteresttumblrmail
 

Verification

  • Submit
×