Масонский Смешанный Международный Орден
LE DROIT HUMAIN
(Право Человека)
Д:.Л:. «Новый Свет» №1989 на Вост:. г. Москвы
С:.Т:. «Коронованный Лев» на Вост:. г. Владимир

Вступить в ряды партии

 

Проверка

facebook

Русская интермедия: ложа Аврора (1927-1945)

С 1922 по 1938 гг. Французская Федерация ордена «Право Человека» испытала значительное увеличение численности членов в своих мастерских. Среди лож, которые зажгли свои огни в этот период, есть одна особенно привлекшая наше внимание. Речь идет о ложе Аврора №840, работавшей на русском языке. Она просуществовала недолго: открытая в 1927 г., в 1938 г. она насчитывала уже более 40 членов, однако после 1945 года она не возобновила свою деятельность. Некоторые из ее членов присоединились к другим мастерским в частном порядке. Почему же ее существование было столь недолгим? Неужели Аврора была лишь минутной вспышкой? Или, быть может, для нее с самого начала была предопределена невозможность долгого существования? Были ли русские масоны жертвами политических и социальных условий, с которыми они столкнулись, когда в их стране установился режим, приведший в 1930-х гг. к сталинскому тоталитаризму? Все это, как и две последовавшие мировые войны, значительно повлияло на жизнь этой мастерской, ставшей доказательством того, что франкмасонство всегда было тесно связано с эпохой, в которую создавались и вели работы его мастерские.

Все это стало причиной нашего интереса к нескольким годам существования Авроры. Изначально, в архиве Федерации фактически не было документов, относящихся к этой мастерской. Однако, к счастью, у нас появилось множество новых бумаг после возвращения архивов, хранившихся в Москве. При этом они не описывали весь период существования ложи, поэтому мы оставили незаполненными некоторые пункты ее истории и были весьма осторожны в некоторых утверждениях.

Несмотря на это, тема является важной по нескольким причинам и первая из них (хотя и не самая важная) состоит в том, что период между двумя мировыми войнами — это время начала работы французской Федерации ордена «Право Человека» и одновременно с этим время установления в Европе тоталитарных режимов. Вторая причина — особый характер Авроры, ложи французской Федерации, работавшей на русском языке. Привилегия? Интернационализм?

Ложа Аврора зажгла свои огни в марте 1927 г., упоминание об этом мы находим в протоколе Конвента, прошедшего в том же году, где также указано, что мастерская проводит свои работы на русском языке. Прошение об открытии этой мастерской было отправлено 2 февраля 1927 г., под ним стояло девять подписей: три из них принадлежали русским масонам, Сестрам Нагродской (Д:.Л:. Жорж Мартен №40), Николя-Легат и Лебедевой (Д:.Л:. Мари-Жорж Мартен №55). Шестеро оставшихся просителей были французскими масонами, занимавшими значимые должности под сенью французской Федерации; речь идет о Мариусе и Жермене Деборд, Бланш Менаж, Лео Мериго, Анри Петит, Софье Гинзбург. Все вместе они были готовы дать Ложе свое поручительство и свой опыт.

Мысль о Ложе, работающей на русском языке, была достаточно оригинальной. Кому же она принадлежала? 7 января 1943 г., отвечая на вопросы офицера полиции Жоржа Моршель, Татьяна Грейвс заявила, что идея исходила от Евдокии Нагродской. Кем же она была? До нас дошли лишь обрывочные сведения о ней, которые мы черпаем из сообщения, опубликованного в издании журнала «Символизм» 1932 г. Евдокия родилась в 1866 г. и выросла в относительно обеспеченной семье литераторов (ее мать была романисткой). Она часто вспоминала о своем окружении, когда испытывала материальные трудности во Франции. Ей очень не хватало той литературной среды, в которой она выросла и она часто говорила, что питает расположение к дискуссиям и обмену идеями.

Лишь в возрасте сорока трех лет она опубликовала свое первое произведение «Гнев Диониса». Она заявляла, что долго вынашивала это произведение, прежде, чем отдать его издателю. Стеснение? Осмотрительность? Об этом она не говорила. Затем последовали другие публикации: «Белая колоннада» и «Дама и дьявол». Все эти произведения были переведены на французский язык.

Романистка мало рассказывала о себе, исключение составляет символическая новелла «Сны». Чтобы лучше понять её мы приведем цитату из статьи «Символизма», посвященной ей:

«Рациональное и воображаемое уживались в Нагродской, гармоничный союз объединял эти два свойства столь крепко, что мудрый разум управлял властным напором пылкого рвения воображения. К таланту добавлялась глубочайшая доброта, которая наделяла женщину более великим духом, идущим скорее от сердца, чем от разума. Она мечтала лишь о том, чтобы прийти на помощь или простить кого-либо. Лишенная благ, которыми она обладала в России, она приветствовала бедность, которой её наградил Париж, ибо своих друзей она почитала дороже любых богатств».

Евдокия Нагродская была посвящена в Орден «Право Человека» в 1924 г., в Д:.Л:. Жорж Мартен №40 в г. Париже, также она была членом мастерской Общественный идеал №787 в г. Мант. Вскоре к ней пришла идея попросить разрешения открыть мастерскую, работающую на русском языке, которая, согласно её пожеланию, обладала бы «строгим инициатическим характером, адаптированным к славянской ментальности». Данное устремление показывает глубокую привязанность к своей родине. В 1943 г. Татьяна Грейвс скажет Жоржу Моршелю: «Мы стремились объединиться вне любых политических фракций, в единой любви к России».

Евдокия Нагродская была одной из многих русских иммигрантов, прибывших во Францию после революции 1917 г. Вдали от своей родины они вели непростую жизнь. Отсутствие денежных ресурсов влияло на повседневный быт тех, кого называли «белые русские». Они должны были приспособиться к этим условиям. Один пример позволит описать ситуацию, в которой они оказались: брат Василий Лерцен, служивший полковником в русской армии, поступил на работу шофером. Это лишь один пример приспособления к новым условиям в период между двумя мировыми войнами. Несмотря на сложные материальные условия, иммигранты находили друг друга благодаря преданности своей родине, даже несмотря на то, что среди них существовали различные мнения о России. Некоторые мечтали о простом возвращении к старому режиму, в то время как другие, например члены партии кадетов (Конституционно-Демократическая Партия) стремились к реформам. Православная вера не смогла объединить их, поэтому иммигрантам показалось уместным найти общество, где станет возможным обмен идеями. Почему же они стремились во франкмасонство и, в частности, в «Право Человека»?

Чтобы ответить на этот вопрос следует понять, чем было русское масонство того времени. Чтобы избежать сильного отступления от нашей темы, мы ограничимся упоминанием русских лож, существовавших в то время. В Париже таковых было две: «Северная Звезда», открытая в 1924-1925 гг. в ВВФ и «Астрея», находящаяся под сенью ВЛФ. Владимир Нагродский, супруг Евдокии, был Досточтимым Мастером «Астреи» и членом-основателем мастерской «Гермес». Родители и супруги братьев-иммигрантов часто следовали их примеру, как последовала ему и Евдокия Нагродская, и все те, кто был принят в три парижские Ложи: Д:.Л:. Мария Бонневиаль №4, Д:.Л:. Жорж Мартен №40, Д:.Л:. Мария Жорж Мартен №55.

Почему же были выбраны Ложи «Права Человека», а не Ложи принятия, создаваемые ВЛФ? Этот выбор является результатом коллективных размышлений русских иммигрантов. «Право Человека» предлагал для мужчин и женщин одинаковый ритуал и одинаковое посвящение. Таким образом, когда появилась идея создать мастерскую, работающую на русском языке, Евдокия Нагродская подтвердила свой выбор в отношении «Права Человека», написав Освальду Вирту: «Русская женщина никогда не согласится работать согласно ритуалу, отличному от принятого в мужских ложах».

Выбор отличительного титула «Аврора» был не случаен. Он выражал надежду на утреннюю зарю, которая, в день грядущий, станет предвестницей обновления России и возвращения в родную страну. В «Белой колоннаде» героиня наблюдает, как в сером небе Санкт-Петербурга появляется впечатляющая белая колоннада рассвета, которая предвещает возрождение.

Было ли разумным в 1927 году создавать мастерскую, выделенную согласно своему национальному признаку? Не было ли в этом риска отклонения от общего направления развития, изоляции мастерской? Определенно, эти вопросы звучали и осмотрительным ответом на них стало присутствие французских масонов среди членов-основателей, причем присутствие в большинстве.

Мы затрудняемся привести здесь точный список всех основателей, подписавших прошение от 2 февраля 1927 года. К вышеуказанным именам мы можем прибавить имена Эстера Лемана, Амины Сыртлановой и Владимира Нагродского, относительно прочих сохраняется неясность. Даже когда Жизель и Ив Ивер-Мессека приводят имена в статье «Как франкмасонство досталось женщинам», мы выражаем осторожность относительно некоторых из них, которые мы не смогли найти ни в одном из документов, находящихся в нашем распоряжении. Речь идет о Марии де Нагловска, редакторе журнала «Стрела»; Ароне Симановиче; Борисе Викторовиче Савинкове, бывшем министре временного правительства, скончавшемся в 1925 г.; Ариадне Владимировне Тыркова-Вильямс, бывшем члене кадетской партии.

С уверенностью можно утверждать, что основатели были членами Д:.Л:. Мария Бонневиаль №4, Д:.Л:. Жорж Мартен №40, Д:.Л:. Мария Жорж Мартен №55.

Коллегия офицеров, предложенная в прошении об открытии, состоит в основном из французских масонов. Досточтимым Мастером стал Мариус Деборд, тогда как Лео Мериго, Жермен Деборд, Софья Гинзбург, Анри Петит, Бланш Менаж предложены к назначению на должности, соответственно, 2-го Смотрителя, Секретаря, Оратора, Казначея, Старшего Эксперта. Евдокия стала 1-м Смотрителем, а сестра Легат-Николаева — Дародателем. По каким-то причинам в этом списке не был указан Привратник.

Долго ли предложенная коллегия управляла Авророй? Она могла быть переизбрана в сентябре 1927 года, когда Евдокия стала Досточтимым Мастером. По состоянию на 1928 г. она упоминалась, как «Почетный Досточтимый Мастер». Долго ли она занимала эту должность? В 1943 г. Татьяна Грейвс говорит, что с 1927 г. по 1938 г. в Ложе было семь Досточтимых. В нашем распоряжении есть списки двух коллегий офицеров, равно как и некоторые отдельные документы, говорящие нам, что в 1928 г. должность переходит к Амине Сыртлановой, в 1929 г. — к Салману (Сами) Брилль, в 1930 г. — к Владимиру Нагродскому и в 1938 г. — к Татьяне Грейвс. Единственная коллегия, которая не была полностью русской — коллегия 1927 г., это доказывает, что Ложа быстро добилась собственной независимости. Также в ней довольно быстро предоставлялся доступ к определенным должностям. Это хорошо видно на примере Салмана Брилля: посвященный 15 июня 1927 г. он был возвышен в степень мастера 25 апреля 1929 г. и в том же году он стал сначала Первым Смотрителем, а затем Досточтимым Мастером. В 1930 г. Старшим Экспертом была Галина Лерцен, которая стала мастером лишь 31 мая того же года. Все это оправдывается молодостью Ложи, а также записанными в протоколах отставками и усыплениями. Еще одно замечание состоит в том, что некоторое количество офицеров 1929-30 гг. больше не появляются в матрикуле 1938 г. В случае с Владимиром Нагродским все ясно, поскольку есть упоминание о его смерти, однако в отношении Амины Сыртлановой, бывшей Досточтимым Мастером, нет никаких сведений.

И таким образом мы заинтересовались отставками и усыплениями, проходившими в процессе работ Ложи. В матрикуле от июля 1927 г. указаны 28 имен, что доказывает активный прием новых членов, начиная с марта. Было ли это результатом посвящений или аффиляций? Изучение матрикульных номеров позволяет нам вычислить посвящаемых этого периода: №5905 — Женя Рогожанская, №5906 — Мария Рогожанская, №5907 — Ксения Бегичева, №5928 — Игорь Лебедев.

Сравнивая пять матрикульных списков членов Авроры, имеющихся в нашем распоряжении, можно констатировать происходившие изменения. Имена исчезают достаточно часто, что позволяет предположить отставки и исключения. Одно из писем, адресованных в секретариат Федерации 26-го декабря 1930 г. упоминает о двенадцати случаях отставок и исключений: шесть в 1929 г. и шесть в 1930 г. В этом списке имен мы можем видеть братьев и сестер, посвященных в 1927, 1928 и даже 1929 гг. Примером столь краткого пребывания в масонстве могут являться семейная пара Матвеевых, посвященные в 1928 г. и вышедшие в отставку в 1929 г.; семейная пара Федоренко, посвященные в 1929 г. и вышедшие в отставку в том же году; сестры Мария и Женя Рогожанские, посвященные в 1927 г. и вышедшие в отставку в 1930 г.

Список 1938 г. говорит нам об изменчивости Ложи. Вместе с французскими масонами мастерская насчитывает 42 члена. Имена большинства из них не встречаются ни в списке 1928 г., ни в списке 1929 г., ни в списке 1930 г., что, возможно, объясняется регулярным приемом новых членов. В начале списка 1938 года говорится, что восемь из указанных в нем членов были посвящены в 1929 г., трое — в 1930 г., один в 1931 г., один в 1932 г., трое в 1933 г., четверо в 1934 г., трое в 1935 г., четверо в 1936 г. и двое в 1937 г. Кажется международные и французские события не отразились на приеме новых членов. Четыре посвящения прошли в 1934 г., после чего, 6-го февраля, Национальный Совет попросил временно приостановить посвящения.

В 1938 г. офицеры Ложи были весьма молоды, если говорить об их масонском возрасте. Большинство Сестер и Братьев состояли в масонстве менее десяти лет. Было всего лишь три члена, посвященных ранее 1927 г.: Елизавета Лупакова, посвящена 21 декабря 1914 г.; Клара Михельсон, посвящена 1 июля 1924 г. в Д:.Л:. Мария Бонневиаль №4, Маргарита Жданова, посвящена в мае 1921 г. в Ложе принятия «Новый Иерусалим».

Масонская молодость не помешала довольно большому количеству ключевых членов Авроры достигнуть степеней выше 3-ей. Из всех членов списка 1938 г. 25 братьев и сестер обладают Высшими градусами: трое посвящены в 33-й градус, один в 30-й, девятеро в 18-й, двое в 14-й, трое в 13-й и семеро в 4-й, при этом нет никаких упоминаний 12-го градуса. При этом для пятерых масонов не упоминается вообще никакой градус. В любом случае, количество членов, достигших 4-го и более высоких градусов, весьма велико. Ритуалы и темы для размышлений должны были соответствовать духу русских колонистов. Татьяна Грейвс в 1943 г. заявила, что во время трудных лет иммиграции русские сестры и братья искали место, где они могли бы «исследовать и размышлять над чистыми философскими и абстрактными моральными темами». Ритуалы высших градусов позволяли отойти и от исключительно рационалистичного пути, и от теософского, к чему русские масоны и стремились.

Принадлежность к Высшим градусам выразилась в зажжении огней «русского» капитула 29 марта 1928 г., им стал капитул «Белая колоннада» №103. Идея вновь принадлежит Евдокии Нагродской, а отличительный титул взят из названия ее произведения. Авторские права на это произведение, переведенное на французский язык в 1932 г., служили источником финансов, необходимых для открытия капитула. Книга чертежей этого капитула, охватывающая период с 19 октября 1937 г. по 29 марта 1928 г., найденная в архивах, привезенных из России, позволяет сделать необходимое хронологическое уточнение. 19 октября 1937 г. капитульный треугольник, собравшийся в Ложе усовершенствования, перешел к выборам коллегии офицеров будущего капитула, в котором Весьма Мудрым Мастером стала Маргарита Жданова-Лаванши. В этой коллегии состоял 1 брат и 8 сестер, достигшие 18-го градуса. Разрешение было дано Великим Мастером Анри Петит и председателем национального Ареопага Маргаритой Мартен. До 29 марта 1938 г. капитульный треугольник собирался четыре раза: 21 декабря 1937 г., 18 января, 15 февраля и 13 марта 1938 г. Были представлены следующие работы: «Иудейский монотеизм» Александра Бралавского, «Истинный долг и его отражение в профанском мире» Берты Гурович, «Философия Спинозы» Елены Бронштейн, «Символизм пентакля в 4-м градусе» Софьи Жолковой.

Во время зажжения огней брат Уисман ди Орьяк, занимавший плато Весьма Мудрого Мастера, инсталлировал коллегию офицеров. Он уступил свое место брату Мариусу Деборду, который зачитал декрет национального Ареопага и учредительную Хартию нового капитула. На ней стояли подписи Великого Мастера Анри Петит, членов Верховного Совета Мари Роллан (Великого Оратора), Марка Рукарта (Великого Канцлера), сестры Милль (Великого Секретаря), брата Петит (Председатель), брата Орьяка (Великий Секретарь) и Люси Делонг (Великий Оратор).

Церемония была посвящена памяти Евдокии Нагродской, чью роль Мариус Деборд описал следующими словами: «щедрое действие и духовное устремление, которые останутся нетленными, благодаря всей философской концепции этой русской писательницы».

В Капитуле №103 коллегия офицеров была полностью русской. Количество братьев и сестер это позволяло. Так или иначе, 29 марта в капитул аффилировались французские масоны, которым пожаловали титул «Аффилированные Рыцари и почетные члены». Речь идет о сестрах Барон, Баргине, Делон и Милль, равно как и о братьях Деборде и Мериго. Брат Уисман ди Орьяк не фигурирует в списках. Без сомнения, как позволяет полагать его высказывание, выраженное в 1946 г. во время попытки повторного открытия Авроры, он не был в диапазоне влияния русского эгрегора.

В 1938 г. ложа Аврора насчитывала 42 члена. Очертить полностью человеческий фактор мастерской не представляется возможным. Мы можем лишь вкратце остановиться на нескольких пунктах: возраст, гражданское состояние, место жительства, профессии, а также, как особенность, большое количество сестер, характерное для данной Ложи.

Практически полное отсутствие сведений о гражданском положении представило для нас определенные сложности. Лишь протоколы допросов политической полиции в 1943 г. предоставили несколько деталей о жизни шести сестер:
• Татьяна Грейвс родилась 20 июля 1899 в Петрограде, разведена с Василием Каляковым;
• Берта Гурович родилась в Верте в 1881 г.;
• Наталья Стратович родилась 6 января 1904 г. в Кронштадте;
• Ольга Грав, урожденная Мерцль, родилась 7 января 1880 г. в Москве;
• Мария Субботина родилась 23 апреля 1887 г. в Петрограде.

Можно добавить, что Евдокия Нагродская родилась в 1866 г. и умерла в 1930 г. Исходя из имеющейся информации, возраст масонов колебался от 34 до 58 лет, но информации явно недостаточно, чтобы вывести средний возраст всей Ложи.

В 1938 г. семеро членов Авроры более не жили ни в Париже, ни во Франции. Несомненно, драматичные события 30-х гг. являются причиной этих отъездов, в особенности, если эти масоны были евреями. Мы знаем, что
• Клара Михельсон переехала в Ригу, Латвия;
• Галина и Василий Лерцен, Августа и Георгий Клодинские переехали в Австралию;
• Нина Нагачевская перебралась в Румынию;
• Рахель Биск переехала в Аргентину.

Причина отъезда понятна, но неясен выбор места жительства, например, почему Австралия? Почему Аргентина?
Феминизация мастерской была четко выражена. На допросе в 1943 г. Татьяна Грейвс объяснила, что русские братья в основном обратили свои взоры на ВЛФ, один из примеров — ложа «Астрея». Досточтимым Мастером в ней был Владимир Нагродский, еще до того, как он перешел в «Право Человека». Другие русские масоны выбрали ВВФ с его ложей «Северная звезда». Изучая дальнейшие документы, мы встретили лишь 12 имен братьев. В 1927 г., на момент открытия, их было четверо и в 1928 г. один из них, Георгий Кондратенко, исчезает из списка. Возможно, он просто помогал в создании Ложи, а затем предпочел перейти в мужское послушание? Трое оставшихся основателей присутствуют постоянно, один из них — Салман Брилль, который станет Досточтимым Мастером в 1929 г. В 1929-30 гг. наблюдается наиболее активное мужское участие: 9 человек в 1929 г., 10 в 1930 г. Средний процент остается весьма небольшим: 19% в 1927 г., 21% в 1929 г. и всего лишь 15% в 1938 г. Желание работать в мужской ложе не может быть единственным мотивом, без сомнения, следует помнить об атмосфере периода времени между двумя войнами, обострившуюся к 30-м гг. Нам встретилась запись о двух аффиляциях братьев в 1938 г.: Александра Браславского и Николая Суворова (однако последний быстро вышел в отставку).

Какой была картина общественно-профессионального положения членов этой мастерской? Соответствует ли она традиционному образу русских иммигрантов? Единственный матрикульный лист 1938 г. указывает профессии всех, кроме пяти масонов (Галина Лерцен, Ксения Бегичева, Ольга Тихомирова, Наталья Страхович и Августа Клодинская). Наш анализ, опирающийся на документы 1938 г., говорит о том, что в другие годы ситуация могла быть иной. Супруга бывшего русского полковника Галина Лерцен не имела никакой профессии, а Августа Клодинская, также как и Георгий Клодинский, были негоциантами.

Причиной русской иммиграция, последовавшей за революцией 1917 г., было появление в России нового режима. Дворяне, военные, чиновники высокого ранга исполняли свои основные обязанности. Были ли эти категории граждан представлены в Авроре? У нас есть два имени. Одно из них упоминается Жизель и Ивом Ивер-Мессека, это графиня Мария Армфельд, а второе — это полковник Василий Лерцен, о котором мы говорили выше.

В целом, в 1938 г. в Ложе преобладают литературные и творческие профессии. Мы видим четырех писателей (одного мужчину и трех женщин), пятерых художников, двух архитекторов-декораторов, кинооператора, пианистку, двух оперных певиц, четверых драматических артистов, и кроме прочего в Ложе присутствовали трое коммерсантов, шестеро бухгалтеров, двое ремесленников, трое врачей, один военный.

Какими были работы Авроры? До нас не дошло порядков дня Ложи, протоколов работ, поскольку в 1939 г. архивы были сожжены. Поэтому мы можем полагаться лишь на заявления Татьяны Грейвс, утверждавшей, что это были встречи русских патриотов, которые ставили превыше всего любовь к России. Она утверждала, что они поклялись «отдать все свои силы своей Родине и своему возвращению». При этом они предпочитали работать над масонским символизмом, держась на расстоянии и от рационального, материалистического пути, и от теософии.

Нам повезло: мы обнаружили работу ложи Аврора, посвященную «Масонскому методу в профанской жизни». В ней содержатся размышления, очень близкие по духу к мыслям французских масонов, в особенности там, где говорится о масоне, как о гражданине своей страны и о том, что масон обязан «способствовать тому, чтобы законы более соответствовали духовным принципам и чтобы борьба между эгоистическими тенденциями уступила место всеобщему гармоничному сотрудничеству во имя осуществления Добра, чьим символом является Свет», » мы должны выносить во вне процесс творения, начатый в Храме».

Ложа Аврора просуществовала до 1939 г. ,встретив достаточно трудностей, сложнейшими из которых были финансовые. Татьяна Грейвс заявляла, что эти трудности были одной из причин усыпления Ложи. Также она заявляла, что стоимость билета на метро была для многих слишком высока. Взносы выплачивались с большим трудом. Авторские права на «Белую колоннаду» покрывали долги за взносы и помогли открыть одноименный капитул.

К началу военных действий условия не улучшились. Деятельность обществ запрещалась, связи ослаблялись. Почти все члены Авроры были арестованы гестапо или военной полицией, занимавшейся закрытыми тайными обществами. Тиски сжимались.

Один из примеров относится к Ольге Александровой, посвященной в Авроре в 1933 г.
17 ноября 1945 г. она подает прошение о реинтеграции, в котором пишет: «У меня нет работы и нет денег. Я продала все, что у меня было, чтобы выжить. Гестапо настойчиво преследовало меня и поскольку меня не было в списках русских беженцев я была объявлена преступницей. Гестапо поставило передо мной выбор: отъезд в Германию или сотрудничество с ними. Я отказалась сотрудничать и меня выслали в Германию. Там меня освободили французы».

Русские масоны участвовали в движении сопротивления. Например, Татьяна Грейвс упоминает сестру, бывшую Оратором ложи, чей супруг, брат ВЛФ, передавал секретные сведения, но она не называет его имени. Эта сестра была отправлена на каторжные работы в Италию, а затем, после 1945 г., стала лейтенантом в комиссии по поиску военных преступников, в которой ее муж был капитаном.

Приведение в действие плана Барбаросса привело к немедленным последствиям для русских масонов: они были заключены в лагерь Компьень.

Окончание военных действий позволило надеяться на возможное возобновление работ для масонских мастерских. Освобождение Парижа 25 августа 1944 г. сильно повлияло на повседневную жизнь, свобода передвижения позволила масонам встретиться и сосчитать выживших и готовых возобновить свой путь в Храм.

5 октября 1944 г. Татьяна Грейвс пишет письмо в Национальный Совет. На следующий день после освобождения Парижа она встретилась с Люси Делонг и Анри Петит. Однако кажется, что идея повторного открытия Авроры получила поддержку лишь на одном собрании Досточтимых Мастеров, где прикованную к постели Татьяну Грейвс замещал Первый Смотритель. Ее письмо от 5 октября описывает состояние ложи. Из него следует, что девять сестер оставались на связи во время войны и готовы продолжить масонские работы. Пятеро из них, кроме Авроры, состоят еще и во второй Ложе. Речь идет о Д:.Л:. Мари-Жорж Мартен №55, Д:.Л:. Искусство и мышление №929 и Д:.Л:. Афина №964. Татьяна рассказывает о масонской жизни сестер и указывает их градусы: 30-й для Елизаветы Лупаковой; 18-й для Ксении Бегичевой, Татьяны Грейвс, Маргариты Ждановой-Лаванши, Анны Боанн-Ренненкампф, Марии Зноско-Боровской; 14-й для Галины Соколовской; 4-й для Ольги Дюффьё-Тихомоновой и Софьи Свидерской. Она подчеркивает их постоянное присутствие на работах и, для шестерых из них, участие в основании капитула «Белая колоннада» №103.

Получила ли она ответ на это письмо? В декрете секретариата, посвященном Салмону Бриллю, осевшему в Египте и желавшему возобновить свое членство в Ложе, мы можем заметить, что в январе 1946 г. не шло никакой речи об индивидуальных реинтеграциях и о возобновлении работ Ложи.

6 февраля 1946 г. Татьяна Грейвс пишет письмо Великому Мастеру Анри Петит, чтобы доказать необходимость возобновления работ. Она опровергает обвинительные слухи, которые представляют Аврору, как всего лишь Ложу русских иммигрантов, работающих в узком привилегированном круге, согласно своему национальному характеру. Она пытается доказать, что Аврора не была замкнута на самой себе, что она включала и другие национальности. Однако в действительности, если говорить о других национальностях, она включала в себя лишь французов и только в первый год своего существования. Аргументации не хватает фактов.

Но ее речь становится более уверенной, когда она подчеркивает связи, сохранившиеся между членами Ложи и тот факт, что они проводили встречи, переписывались с Братьями и Сестрами, живущими в Австралии и Южной Америке. Она напоминает о своем участии в Сопротивлении и упоминает случай, когда один из ее двоюродных братьев был сослан в Бухенвальд (но был ли он масоном Авроры?). Для доказательства своей активности она упоминает свое участие, в период после 1918 г., во французской контрольной комиссии в Германии.

Она удивляется задержке возрождения Авроры. Почему русские масоны ВЛФ и ВВФ уже возобновили свои масонские работы? Почему русская ложа «Права человека» не может сделать того же?

Ответ на письмо написали Великий Мастер Анри Петит и Великий Оратор Уисман ди Орьяк. После получения письма Великий Мастер проконсультировался у Оратора Национального Совета, который до войны был Секретарем и, к тому же, участвовал в церемонии открытия капитула №103. Его ответ категоричен: нужно отклонить прошение. Он опровергает роль Татьяны Грейвс во время оккупации, обвиняя ее в малодушии. Он говорит, что, определенно, следует остерегаться преждевременных выводов, но должна быть соблюдена осторожность. Зачем вновь открывать ложу, известную своей беспокойной атмосферой? И он пишет Анри Петит: «Какой интерес нашему Ордену иметь в своем составе мастерскую, где создаются истории, подобные некоторым известным мне, и столь неспокойную до войны? Не забывайте, что в иммигрантских сообществах всегда разыгрываются тайные политические игры».

В случае решения о возобновлении работ он советует установить строгие условия для работ Ложи и управлять назначением офицеров.

Национальный Совет был непреклонен. 25 апреля 1946 г. письмо, адресованное Татьяне Грейвс, сообщило об отказе в повторном открытии Авроры, принятом Постоянной Комиссией. Братьям и Сестрам разрешалось присоединиться к другим мастерским. 20 февраля 1947 г. они получили разрешение на реинтеграцию в две Ложи: Д:.Л:. Жорж Мартен №55 и Д:.Л:. Конкордия №751.

Круг замкнулся. Аврора не возродилась и одна часть русских масонов частично отправилась в прочие мастерские, а другая покинула франкмасонство навсегда.

Вместе с Ложей Аврора мы перевернули важную страницу в истории французской Федерации. Это была мастерская, созданная в сложных условиях, которые на долгие годы определили судьбы европейцев. Они утешались видением того, что в 1927 г., в удалении от своей родины, русские нашли в масонстве «Права Человека» место единения и надежды. Возможно, они обрели его немного по-своему и в стороне от прочих мастерских Ордена, однако этот эксперимент позволяет нам начать сильнее уважать различия, которые мы замечаем между масонами Европы, Азии, Африки и Америки.

ПРИЛОЖЕНИЕ 1.
ИЗ КНИГИ НИНЫ БЕРБЕРОВОЙ «ЛЮДИ И ЛОЖИ»

В начале 1930-х гг. я была приглашена в «Аврору» – смешанную ложу, где были и женщины, и мужчины, и позволялось приводить гостей. Женщины играли в «Авроре» первенствующую роль. Строгостей там было меньше, чем в ложах других «Послушаний». Я знала двух «сестер» – приезжавшую из Лондона к сыну в Париж А.В. Тыркову, члена к.-д. партии, когда-то писавшую в «Речи», и Евдокию Нагродскую, автора популярного и «рискованного» (как тогда говорили) романа «Гнев Диониса»; она, между прочим, была дочерью Авдотьи Панаевой (гражданской жены Некрасова) и в Петербурге дружила с поэтом М.А. Кузминым. Нагродская приняла меня очень тепло. Она после этого еще два-три раза приглашала меня, но скоро увидела, что в ложу входить я не собираюсь. Ни она, ни Тыркова не изменили ко мне своего доброго отношения.

В это же время, или несколько позже, некоторые из моих сверстников, поэтов и прозаиков, были посвящены в русские ложи. Но серьезный интерес во мне не просыпался. Я в те годы работала над биографиями П.И. Чайковского и А.П. Бородина, писала рассказы. Началась война. Меньше чем через десять месяцев Париж был взят немцами, и от прежней жизни остались одни клочья, которых не только нельзя было собрать и привести в порядок, но и не хотелось этого делать.

Здание на улице Кадэ было внутри частично разрушено, священные предметы затоптаны сапогами, библиотека частью сожжена, частью вывезена, и имена «братьев» распубликованы в печати. В списках было приблизительно (на глаз) 9.000 имен французских масонов, и так же на глаз можно было определить один процент имен русских, польских, литовских, еврейских, грузинских и армянских. Большинство этих людей было уже вне Парижа, в «свободной зоне». Эта зона перестала существовать в 1942 году.

Русские масоны были арестованы в июне 1941 г., когда Германия начала войну с Россией. Средний возраст их теперь был 65-70 лет. Оккупанты выловили их с помощью русских нацистов, работавших с немцами. Их продержали несколько месяцев и постепенно выпустили. Многие позже были арестованы вторично и депортированы как «социалисты» и «евреи».

ПРИЛОЖЕНИЕ 2.
СОСТАВ ДОСТОПОЧТЕННОЙ ЛОЖИ АВРОРА
(ПО МАТЕРИАЛАМ РАБОТ АНДРЕЯ СЕРКОВА)

Париж. Ложа Аврора. Работала с января 1927 по адресу: 5, рю Жюль Бретон, в «большом» масонском храме каждый второй четверг и четвертый вторник месяца. Инсталлирована (основана) 14.3.1937. Входила под № 840 в союз международного масонского Ордена «Друа юмен». Ритуалы ложи: РГВА. Ф.111. Оп.3. Д.5-9. 25.4.1946 ложа получила отказ в повторном открытии. После Второй мировой войны слита с ложей St.Germain (см. № 138). 20.2.1947 оставшимся членам ложи было разрешено присоединиться к ложам № 55 (Жорж Мартен) и № 751 (Конкордия). С 29.3.1928 при ложе работал капитул Белая колоннада под № 103.
1) Азов (Ашкинази) Владимир Александрович.
Член ложи.
2) Александрова Ольга.
Посвящена в 1933.
3) Армфельдт Мария.
Посвящена в 1927. Возведена во 2-ю ст. в 1923. Оратор с 23.9.1930.
4) Ашкинази Анна.
Казначей ложи. Находилась в отпуске с июня 1929. Радиирована по отсутствию 23.12.1930.
5) Ашкинази Хозе Зигфрид Григорьевич.
Присоединён 14.4.1927.
6) Бегичев.
Возведен в 3-ю ст. в 1928, в 4-ю ст. — в 1932.
7) Бегичева-Иванова Ксения.
Возведена в 8-ю ст. ок. 4.6.1927. Оратор и депутат ложи. Член ложи по 1938. Член ложи 18-й ст. к 1944.
8) Биск Рахель.
Член ложи. Отсутствовал а к 1938.
9) Браславский Александр.
Афилирован в 1938. Член капитулярного треугольника в 1938.
10) Брилль Соломон (Салман; Сами).
Посвящён 15.6.1927. Член ложи 3-й ст. с 25.4.1929. 1-й надзиратель ложи с 1929. Досточтимый мастер в 1929-1930.
11) Бруштейн (Бронштейн) Елена.
Посвящена 30.12.1929. Член ложи по 1930. Член капитулярного теругольника в 1937-1938.
12) Вейнштейн Вера Осиповна.
Член ложи.
13) Вейнштейн Мария.
Посвящена 13.2.1930.
14) Вельяшева.
Сестра ложи в 1933-1934.
15) Гинзбург Софья.
Член-основатель ложи. Оратор ложи в 1927. Почетный член ложи в 1930.
16) Гревс Татьяна Валериановна.
Посвящена 9.5.1929. Возведена во 2-ю ст. 8.2.1930. Секретарь в 1937-1939. Досточтимый мастер в 1938-1939. Член ложи 18-й ст. к 1944.
17) Грав Ольга.
Член ложи.
18) Гурович Берта.
Посвящена 13.6.1929. Возведена во 2-ю ст. 31.5.1930. Член капитулярного треугольника в 1937-1938.
19) Дегай Александр Николаевич.
Посвящён 14.4.1927. Член ложи в 1930-е.
20) Дегай-Левицкая Тамара.
Сестра ложи в 1929-1930.
21) Дезбордез (Деборд) Жермен.
Член-основатель ложи. Названа секретарем в прошении об открытии. Член ложи по 1929. Почётный член ложи в 1930.
22) Дезбордез (Деборд) Мариус.
Инсталлятор ложи. Указан досточтимым мастером в прошении об открытии. Секретарь в 1927. Почётный член ложи в 1929-1930. Почетный досточтимый мастер и член ложи 33-й ст. в 1930. Весьма мудрый мастер при основании капитула № 103.
23) Жданова-Леванши Маргарита Генриховна.
Посвящена в 1928 (14.4.1927). Возведена в 4-ю ст. в 1933. С 19.10.1937 весьма мудрый мастер капитулярного треугольника. Член ложи 18-й ст. к 1944.
24) Жолкова (Жолвакова) Софья.
Член ложи с 1928-1931. Член капитула в 1937-1938.
Зноско-Боровский Мария Васильевна.
Посвящена 9.5.1929. Возведена во 2-ю ст. 8.2.1930. Сестра ложи по 1934. Член ложи 18-й ст. к 1944.
26) Зульцер.
Сестра ложи в 1933-1934.
27) Келлер Нина Ивановна.
Сестра ложи в 1929-1930.
28) Кларксон Р.
Посвящен(а) 13.3.1930. Отсутствовал(а) (в отпуске) в 1930.
29) Клименко Александр.
Посвящен по рекомендации Сыртлановой и Нелидовой ок. 9.5.1927 (возможно, в другой ложе).
30) Клодницкая Августа.
Присоединена 5.2(10.1).1929. Сестра 3-й ст. с 1930, 4-й ст. — с 1934, 13-й ст. — с 1934. Казначей с 23.9.1930. Досточтимый мастер в 1931. Отсутствовала к 1938.
31) Клодницкий Георгий Эразмович.
Посвящен 11.4.1929. Возведен во 2-ю ст. 8.2.1930, в 3-ю ст. — в 1931. Отсутствовал к 1938.
32) Кондратенко Георгий.
Посвящён 14.4.1927. Член ложи в 1929. Радиирован в 1930.
33) Косякова.
Член ложи в 1933-1934.
34) Лебедев Игорь Леонидович.
Присоединен ок. 3.3.1927. Секретарь ложи. Отсутствовал с 1929, продолжал числиться членом ложи по 1933, когда исключён за неуплату взносов.
35) Лебедева Людмила.
Член-основатель ложи. Исключена в 1929. По другим сведениям — сестра ложи в 1930. 1-й надзиратель с 23.9.1930.
36) Левицкий Анатолий Сергеевич.
Посвящен 24.1.1928. Возведён во 2-ю ст. 8.11.1928, в 3-ю ст. – 8.12.1929. Член ложи по 1930, затем перешел в ложу Северная Звезда.
37) Легат Надежда Николаевна.
Член-основатель ложи. Дародатель в 1927. Находилась в отпуске в 1930. Радиирована по отсутствию 23.12.1930.
38) Леман Эстер.
Одна из основательниц ложи. Член ложи по 1930.
39) Лертцер Василий.
Возведен в 3-ю ст. в 1930, в 4-ю ст. — в 1932. 2-й надзиратель с 23.9.1930. Отсутствовал к 1938.
40) Лертцер (Лерцен) Галина.
Посвящена 10.1.1929. Возведена во 2-ю ст. 10.10.1929, в 3-ю ст. — 31.5.1930, в 4-ю ст. — в 1932. Великий эксперт с 23.9.1930. Отсутствовала к 1938.
41) Лидия Лидия.
Посвящена 13.3.1930. Находилась в отпуске (отсутствовала) в 1930.
42) Лупакова Елизавета.
Член ложи 30-й ст. к 1944.
43) де ля Люби Раиса.
Член ложи в 1929. Вышла в отставку из ложи в 1930.
44) Макшеева Надежда Фёдоровна.
Эксперт ложи. Сестра ложи в 1930.
45) Матвеев Сергей Николаевич.
Посвящён в 1928. Радиирован в 1930.
46) Матвеева Ольга.
Посвящена в 1928. Вышла в отставку из ложи в 1929.
47) Мериго Лев (Лео).
Член-основатель ложи. 2-й надзиратель в 1927. Член ложи по 1930.
48) Меснаж (Менаж) Бланш.
Член-основатель ложи. Названа старшим экспертом в прошении об открытии. Казначей в 1927. Почётный член ложи в 1930.
49) Михельсон Клара.
Присоединена в 1927. Член ложи по 1930. Отсутствовала к 1938.
50) Мухин Евгений Васильевич.
Посвящен 1.9.1928 после опроса, проведённого А. Левицким. Возведен во 2-ю ст. 30.5.1929, в 3-ю ст. — 30.1.1930, в 4-ю ст. — в 1932. Помощник казначея и казначей ложи. Отсутствовал (находился в отпуске) с июля 1930.
51) Нагачевская Нина.
Член ложи. Отсутствовал к 1938.
52) Нагродская Евдокия Аполлоновна.
Названа 1-м стражем в прошении об открытии. 1-й надзиратель в 1927. Председательствовала в ложе со дня основания до кончины. С 1928 почётный досточтимый мастер. Депутат в Великой Ложе и юридический делегат ложи.
53) Нагродский Владимир Адольфович.
Досточтимый мастер с 23.9.1930 по 1931. Член ложи по 1934.
54) Нелидова Елизавета Анатольевна.
Сестра ложи. Вышла в отставку из ложи в 1930.
55) Петит Анри.
Член-основатель ложи. Назван казначеем в прошении об открытии. Эксперт в 1927. Почётный член ложи в 1930.
56) Полякова Анна.
Сестра ложи в 1929-1930.
57) Попов Николай.
Член ложи в 1930-е.
58) Попова Тамара.
Сестра ложи в 1929. Радиирована в 1930.
59) Потёмкин.
Посвящён 14.4.1927.
60) Потемкина Любовь Дмитриевна.
Член ложи. Радиирована в 1929.
61) Редин Борис Михайлович.
Посвящён 28.11.1928 (1926). Возведен в 3-ю ст. 8.11.1928 (1926). Член ложи по 1930.
62) Ренненкампф.
Член (брат) ложи.
63) Ренненкампф Анна.
Посвящена 8(14).4.1927. Возведена во 2-ю ст. 22.11.1927, в 3-ю ст. — в октябре 1928, в 4-ю — в 1929, в 18-ю — в 1934. 2-й надзиратель ложи. Член ложи 18-й ст. к 1944.
64) Рогоянская (Рогожанская) Геня.
Посвящена по рекомендации Михельсон в 1927-1928. Находилась в отпуске (отсутствовала) с 1928. Радиирована по отсутствию 23.12.1930.
65) Рогоянская (Рогожанская) Мария.
Посвящена по рекомендации Михельсон в 1927-1928. Находилась в отпуске в 1928. Радиирована по отсутствию 23.12.1930.
66) Рудницкая Елена.
Находилась в отпуске с 1928. Член ложи по 1930.
67) Савинков Виктор Викторович.
Член ложи. Отсутствовал в 1930. Радиирован по отсутствию 23.12.1930.
68) Свидерский.
Посвящён 14.4.1927.
69) Свидерская-Величко Софья (София) Алексеевна.
Посвящена в 1928. Член ложи по 1930. Член ложи 4-й ст. к 1944.
70) Сибирцева Елена Онисимовна.
Посвящена 13.6.1929. Возведена во 2-ю ст. 31.5.1930.
71) Соколовская Галина.
Член ложи 14-й ст. к 1944.
72) Соколовская Е.П.
Сестра ложи в 1933-1934.
73) Страхович (Стратович) Наталья.
Член ложи в 1938.
74) Суботин.
Брат 3-й ст. в 1930.
75) Субботина Мария.
Посвящена 10.1.1929. Возведена во 2-ю ст. 10.10.1929. Член ложи по 1930.
76) Суворов Николай А.
Афилирован в 1938. Вскоре вышел в отставку.
77) Сыртланова Амина-Ханум Махмудовна.
Досточтимый мастер в 1928-1929. Член ложи по 1939.
78) Таунтон София (Софья) Николаевна.
Член ложи в 1930. Возведена в 3-ю ст. в 1931, в 4-ю ст. — в 1932.
79) Терапиано Ирина Николаевна.
Член ложи в 1929. Помощник секретаря. Секретарь в 1930.
80) Тихомиров(а) В.
Член ложи в 1930.
81) Тихомирова (Тихомонова) Ольга.
Член ложи в 1938. Член ложи 4-й ст. к 1944.
82) Тутковская.
Сестра ложи в 1933-1934.
83) Федоренко Антон.
Посвящён в 1929. Вышел в отставку из ложи в 1930.
84) Федоренко Елена.
Посвящён в 1929. Вышла в отставку из ложи 5.2.1930.
85) Фредман-Клюзель.
Посвящен(а) 13.2.1930.
86) Яковлева Конкордия.
Находилась в отпуске с 1929. Радиирована по отсутствию 23.12.1930.

facebooktwittergoogle_pluspinteresttumblrmail